лаванда с книгой

(no subject)

Пишу пост по книге Фатимы Фархин Мирза «Место для нас» (я читаю на английском "A Place for us") и столько в него напихала, что решила эту, важную для себя мысль, вынести на обсуждение отдельно.

В человеческих отношениях предательства бывают разными и многие из них совершаются из самых лучших побуждений. Некогда, еще в молодости, я пришла к выводу, что предательство - это скрытие любой интересующей вашего близкого человека информации. При этом не важно по какому поводу, как и не важно насколько близок вам этот человек: муж, подруга, сосед, начальник или ваш ребенок, как и не важны причины, которые вас побудили ее скрыть. Если этого человека вы уважаете, то, вы обязаны ею с ним поделиться позволив ему самому нести любую тяжесть последствий, а не решать за него. И если, не важно по каким причинам, вы этого не сделайте, то вы предаете своего близкого человека.
лаванда с книгой

Чтение за август

"За окнами сентябрь" - небольшая повесть советской писательницы Миры Смирновой. Совершенно не помню, как она попала ко мне в список, но я ее выделила из-за названия. Мне нравится думать об этой знакомой по Минску поре года - серое небо, мелкий дождик за окном, желтеющие листья и да, эта вещь о советской женщине моих лет, которая вспоминает прожитую жизнь, оказалась вполне на мой вкус.

"Детство Лермонтова" Татьяны Владимировны (а не Татьяны Никитичны) Толстой - художественное произведение о детстве Михаила Юрьевича. Очень хорошо написано, прочла с удовольствием. Подробный уклад жизни русских помещиков 18-го века, быт, еда, настроения, повседневные мелочи, словом, интересно!

В самом начале месяца слушала книгу "The Power of Habit" by Charles Duhigg. На английском она выложена целиком на ютубе, не знаю, есть ли аудиоверсия на русском, на русский ее перевели как "Сила привычки". Меня хватило где-то часа на четыре, т.е. на половину книги. Мне показалось, что если действительно хочешь избавиться от плохих привычек, то она должна помочь, я же про себя выяснила, что вовсе не хочу от своих плохих привычек избавляться, а потому бросила.

Иэн Макьюэн "Сластена" - любовная история писателя и агента английской разведки. Мне показалась необычной и в целом я получила удовольствие. Неспешный ритм повествования, много разговоров о литературе, словом, не Ах, но роман скорее понравился.

По совету Алены-alenenok72 прослушала "Старосветские помещики" Н.В. Гоголя - совсем небольшая, отличная и немного грустная вещь. Учитывая, что это второе произведение Гоголя, которое я прочла этим летом (первое было "Ревизор") и, поскольку мне оба понравились, больше не стану писать о том, что не люблю Гоголя.

Лариса Васильева "Кремлевские жены" - впечатлениями делилась: https://mint-lavender.livejournal.com/70347.html.

Прослушала роман Барбары Вуд "Улица Райских Дев" – история семьи в Египте с конца 40-х по 1993 год. Скорее женский, хоть и не всегда угадаешь писал мужчина или женщина, с ужасами мусульманской жизни включая насилие в семье и женское обрезание, но без подробностей, т.е. не очень страшный. Под конец кажется, что все же и туда пришел прогресс, во всяком случае по сравнению с тем, как оно было, какие-то права женщины все же получили.

Прослушала дневники О. Ф. Берггольц "Ольга. Запретный дневник". Автор была довольно известным советской поэтом и пропагандистом, поэтому для меня оказалось откровением, что она так ясно понимала о своем времени, не врала себе, много думала и старалась быть честной. Правда, за свои дневники очень переживала и боялась, прятала от всех и даже закапывала в землю. В одном месте она пишет:

«…Черт тебя знает, потомство, какое ты будешь… И не для тебя, не для тебя я напрягаю душу… а для себя, для нас, сегодняшних, изолгавшихся и безмерно честных, жаждущих жизни, обожающих ее, служивших ей — и все еще надеющихся на то, что ее можно будет благоустроить…»

Читая подумала, она права, насколько мы маленькие и жалкие на фоне людей ее поколения, которые шли на жертвы мечтая о счастье всего человечества.

Прослушала книгу чешского писателя Михала Вивега "Игра на вылет" - роман в рассказах-воспоминаниях сорокалетних одноклассников. Любовь, взросление, подростковые переживания и т.п. Очень меланхоличная, но в целом хорошо выстроенная и прочувствованная вещь напоминающая романы Милана Кундеры. Скорее понравилась.

Глазами на английском закончила наконец роман английской писательницы 19-го века Elizabeth Gaskell "Mary Barton". Я когда-то на русском пробовала ее "Север и Юг" - мне не пошло, но этот для галочки дочитала. Хорошая писательница, но совершенно не моя, больше уже никогда ее читать не стану. Тот час же на английском начала современный американский роман о мусульманской семье из Индии, о котором уже расскажу в сентябре.
лаванда с книгой

Лето в Майами

К нам идет ураган Дориан. Обещает здесь быть в понедельник. Сейчас это ураган четвертой категории. Мы не особо беспокоимся, самое неприятное то, что если вырубится электричество, придется сидеть в темноте и духоте. Сентябрь у нас такой же жаркий, как август, без кондиционера мучительно.

Забирая в четверг Катю из школы, я обратила внимание на орущих в большом гнезде, на электрическом столбе, птенцов, и теперь думаю о том, что независимо от того попадет он прямо в нас или нет, они, как и многие деревья, непременно погибнут.

А лето в этом году было чудесным - почти ежедневно шел дождь. Благодаря ему зелень и сейчас сочная, яркая, буйная.

Надя- viu_vitsu как-то раз рассказывала, что это дерево в Африке называют "смерть белого человека", потому что оно цветет в самую жару:

IMG_8258

Read more...Collapse )
лаванда с книгой

Лариса Васильева "Кремлевские жены"

Слушаю художественно-публицистическое исследование Ларисы Васильевой "Кремлевские жены". Название, на мой взгляд, попсовое, но книга совсем не попсовая, а вполне серьезная и очень интересная. Это биографический труд, с большим количеством цитат и второисточников, a так же попытка осмысления истории. Так, за два дня я с большим интересом прослушала про Н.К. Крупскую, в конце же автор высказывает очень любопытную мысль, а именно, что в 1917 году к власти пришли подпольщики:


"Каждая новая власть, придя к рулю, с удовольствием обнаруживает и обнародует злоупотребления старой. И тут же начинает свои собственные злоупотребления. Так было в веках, во всех странах и на всех материках.


Подпольщики — арестанты, эмигранты, ссыльные — большевики вошли в Кремль, счастливые от сознания своей не совсем ожиданной сверхпобеды".


"Опыт революционного подполья диктовал новой власти свои нормы поведения. Скрытность. Тайны во всем — от мелочей до крупного. Строгая подчиненность младшего по чину старшему. Весь этот партийный «демократический централизм», который легкомысленному человеку вроде меня мог показаться набором пустых фраз, был нутром партийной машины и работал безотказно: руководил — управлял.


* * *

Стиль тюрьмы, подполья, ссылки — это подозрительность, недоверие, жестокость, изворотливость, ложь во спасение, предательство ближних.


Read more...Collapse )
лаванда с книгой

Daoud Basha (Meatballs with pine nuts and tomato sause)

Ливанские котлетки с изюмом и орешками в томатном соусе. Рецепт из моей любимой кулинарной книги Клавдии Роден "The new book of Middle Eastern Food".

IMG_8401

2/3 кг (1 1/2 фунта) бараньего фарша (у меня говяжий)
2 измельченные луковицы (1 большая)
соль, перец
1 ч.л. корицы
1/2 ч.л. измельченной гвоздики
2/3 чашки сосновых орешков (на глаз)
1/2 чашки изюма (на глаз)
Овощное масло (у меня авокадовое)
1 кг помидор
2 ч.л. сахара
3 зубчика чеснока

Формируем котлетки обмакивая их в какое-нибудь овощное масло и запекаем минут 15-20 при температуре 400 F/200 C, затем заливаем томатным соусом (для томатного соуса измельчаем в блендере помидоры, соль, перец, сахар и чеснок)и запекаем еще 35 минут. Я же их обычно просто обжариваю, затем заливаю готовым итальянским томатным соусом с чесноком и луком, щепотку сахара и тушу час на маленьком огне. Подавать с рисом, пюре, орзо или кус-кусом. Получается очень вкусно!
лаванда с книгой

Чтение за июль - 2

Ниже аудиокниги, которые я прослушала в июле.

Мне очень нравится замысел Бориса Акунина "Истории Российского государства", собственно, только эти его литературные работы мне у него и нравятся, а в этот раз прослушала шестой том "Эпоха цариц". Интересно. Необычный взгляд на Екатерину и Павла, ни у кого не читала подобное.

Прослушала воспоминания Татьяны Меттерних (урожденная княжна Васильчикова) "Женщина с пятью паспортами". С художественной точки зрения, на мой взгляд, полнейшая ерунда - "она была прекрасна, как цветок". С воспоминаниями Тамары Петкевич, не говоря уже о Лидии Гиндзбург, не сравнить, но само по себе любопытно. Прежде всего, я никогда не слышала историй конца войны с немецкой точки зрения, а так же не читала о немецком сопротивлении. Кроме того, чисто по-детски любопытно про замки и европейскую знать. Да и в целом, все это печально, дико и забавно. Так, война для нее началась "не в самое удачное время". В конце войны, после обеда, одев потертую ливрею, кучер ее куда-то там повез и так, "в скромном великолепии они покатили" удивляясь всеобщему вниманию, ведь сама бы она "никогда не стала рассматривать эту старую карету как предмет роскоши, а только как средство передвижения". Мемуары женщины, которая, к моему сожалению, без подробностей, но все же нам рассказывает про то, как ее кормят при разных режимах. Учитывая, что я параллельно глазами читала роман Исаака Башевиса Зингера "Враги, История любви" про людей переживших концентрационные лагеря и пытающихся после этого вернуться к жизни, то как-то мне все это было не очень: https://mint-lavender.livejournal.com/69521.html.

Зато очень понравился роман Антона Понизовского «Обращение в слух». Это довольно новый, 2013 года, дебютный роман тележурналиста "Намедни". В маленьком отеле горнолыжного курорта Швеции, русский мальчик Федя расшифровывает и переводит для своего шведского профессора исповедальные рассказы простых русских людей. Он уже много лет один, без семьи и соскучился по общению с соотечественниками. Из-за погодных условий Федя оказывается в компании молодой девушки и средних лет семейной пары, которых развлекает записанными повествованиями. Все истории настоящие, автор действительно интервьюировал и записывал рассказы о себе работников и посетителей московского рынка. И так, вместе с этой компанией, мы слушаем совершенно жуткие воспоминания, а между ними споры, разговоры и обсуждения прослушанного. Поскольку и Федя, и средних лет мужчина писали работы о Достоевском, то говорят они о русском народе, русской душе, детстве и творчестве Ф.М. Получается эдакая кухонная философия, а это то, что я люблю, так что мне роман целиком просто очень понравился, но это точно не для всех. А заканчивает автор все это несколько, на мой взгляд, неожиданно, в двух словах вот в таком духе:

«Что думает мрамор, из которого скульптор высекает шедевр? Он думает: «Меня бьют, портят, оскорбляют, ломают, я погиб». Мрамор идиот. Жизнь бьет меня, Эртебиз. Она создает шедевр. Надо, чтобы я вынес ее удары, не понимая их. Надо собраться с силами, держаться спокойно, помочь ей, работать вместе с ней, надо дать ей закончить ее работу».
Жан Кокто «Орфей», 1926.
https://lyama.livejournal.com/1305671.html (нашла у ivanov-petrov)


По совету Алены-alenenok72 прослушала "Вся королевская рать" Роберта Пенн Уоррена. Оказывается, что я это уже в молодости читала, но тогда не оценила, а в этот раз произведение понравилось намного больше. Т.е. прямо вот очень понравилось! Даже странно, что я его с первого раза в молодости не услышала.

Понравился роман "В ожидании козы" Евгения Дубровина о первых месяцах после Второй Мировой войны в русской деревне. Очень грустная, тяжелая, но хорошо написаная история. Меня тронула.
лаванда с книгой

Чтение за июль - 1

Поскольку книг, как обычно, много, то в этот раз я разделю пост и начну с книг, которые прочла глазами.

Прежде всего, еще два месяца назад я обещала рассказать о романе «Средний пол» (англ. Middlesex) Джеффри Евгенидиса, а не сделала это потому, что на русский его перевели отвратительно. Читая на английском я получала большое удовольствие и когда расхохотавшись полезла в русский вариант за цитатой, то убедилась, что это не только не смешно, а просто плохо. Абсолютно все ценное, а именно юмор, образность, легкость слога, точность сравнения и игра слов, на мой взгляд, целиком утеряно. Что касается сюжета, то как с любым большим романом, о сюжете рассказывать сложно. Это история греческих беженцев, история Детройта, история подростка, который физически отличен от окружающих. Пусть, на мой взгляд, это и не лучший роман 21-го века, но это очень хороший, даже отлично написанный роман о необычном человеке и необычной семье, только его, к сожалению, необходимо читать на английском. Так что, настаиваю, читайте на английском или же совсем не читайте.

На русском прочла "Враги. История любви" Исаака Башевиса Зингера - о жизни евреев, переживших ужасы фашизма, уже после войны. Временами я сама на эту тему думала, но историй о жизни после никогда не читала. Главный герой - ученый человек из семьи раввинов, три года прятался на польском сеновале, другие герои пережили лагеря, теперь они в Нью-Йорке. Тяжелая вещь, но написана интересно.
Read more...Collapse )
лаванда с книгой

Vanilla

Ваниле 10 месяцев, но она продолжает расти. Кошки ее породы (Ragdool/Тряпичная кукла) растут до трех лет, так что она сейчас еще даже не подросток, а ребенок, который любит, чтобы им занимались.

IMG_8388


Эти кошки очень компанейские. По сравнению с обычными дворовыми, она неуклюжая, как собака любит играть с мячиком, ждет вас у порога.

IMG_3917

Read more...Collapse )
Tags:
лаванда с книгой

«Мэри Бартон» Элизабет Гаскелл

На английском сейчас читаю "Mary Barton" by E. Gaskell – роман середины 18-го века и меня невероятно прет от того, что я этот инопланетный язык целиком понимаю, т.е. я, конечно, лажу в словарь, но я всегда лажу в словарь, так, читая "Catch-22" Хеллера, кажется, из словаря вообще не вылезала, а сейчас читаю будто на русском и только иногда встречаются совсем незнакомые, мне неизвестные слова, но их всегда объясняют сноски на той же странице, словом, не знаю, прет ли меня от романа или от самой себя, но вот, что изумило:

"Many a penny that would have gone little way enough in oatmeal or potatoes, bought opium to still the hungry little ones, and make them forget their uneasiness in heavy troubled sleep. It was mother's mercy".

Т.е. в английской деревне в начале восемнадцатого века опиум стоил значительно дешевле овсянки и картошки!