mint_lavender

Category:

"Иван Бунин" М.М. Рощин

В сентябре на русском закончила читать биографию "Иван Бунин" М.М. Рощина. Начала я еще в июле и на протяжении всех этих месяцев это была моя настольная книга. Я очень люблю прозу Бунина, а автор любит цитаты, так что наши вкусы сошлись. Ну и его соображения мне тоже понравились. Ниже я выписала те, которыми особенно хотелось поделиться:

"Бунин краток не ради краткости, а оттого, что в жизни, если вглядеться, все кратко, мимолетно, мгновенно. Он часто отсекает начало "истории" и как бы с конца начинает, с финала, потому что знает эту жизненную обычность: стянуть все в последний узел, к последней точке, а все нагроможденное до того, сама эта "история" мало обязательны для искусства, для поэзии".

***

""Реалист" Бунин, обладающий чувством и проникновением в космическую цельность мира, отказывается от его линейности, прямолинейности: его художественный мир отрывочен, фрагментарен, эпизодичен, высоко лиричен и столь же трагичен - покоя и порядка в нем нет".

***

"Мы уже говорили, он писал рассказы, как стихи: на выплеск, сжато, точно, на одном дыхании".

***

"Стиль Бунина всегда узнаешь и ни с кем не спутаешь. Напряжение, высокая нота его фразы, особые сложносоставные эпитеты, пристрастие к оксюморону (холодный пламень, горячий лед и т. п. - несовместимость, сшибка противоположных понятий, дающих неожиданный эффект) - таковы его отличия. Кстати, об этом много и подробно сказано в одном из лучших исследований о писателе - книге Юрия Мальцева ("Иван Бунин" . Посев, 1994)".

***

"Другое дело, что он не впадал в отчаяние декаданса, не фантазировал на темы то прошлого, то будущего, то потустороннего, не уходил от жизни в чистое искусство, в условность, в чистую форму. Он просто писал по-своему, и это уже было ново, странно, непривычно. Он с младых ногтей занят был тем, как писать, - какие же еще нужны искусственные поиски? Его форма рождалась всегда слитно с содержанием, образуя единый сплав, один стиль.

Он слышал музыку времени - она была иной, чем прежде.

Бунин сжимает и сжимает прозу: "двойной бульон" уже кажется ему не так крепок, он свивает слова в пружину, он приходит к самоценности всего одной фразы, к емкости назывных предложений, к самодостаточности блестяще исполненного фрагмента. Является многозначность подтекста, как у более поздних писателей нового века. Прорывается то и дело почти киношный, сценарный стиль. Характеристики, портреты все суше, строже. Давно отставлены в сторону "завязка - кульминация - развязка" ; никаких экспозиций, лишних описаний. Рассказ может начаться с финала, автор перейти в "я" героя, или, наоборот, писатель сосредоточен на мысли, на самом главном, говорит как бы только сам с собою, мало заботясь о бегущем за ним внимании читателя. Так впоследствии будет писать Фолкнер. Из друзей-противников - только Сологуб, Мандельштам, Пастернак. Позже - Булгаков, Платонов, затем и многие из советских писателей.

Конечно, это совсем новая проза. Отчего же Бунин так сердит на декадентов, не сходится с ними, злится ?

Он движется своим путем - как убежден, самым верным. То, что он делает, - не формалистика, не игра в литературу, не подмена реальности лишь отображением представления о ней, он хочет быть правдивым до конца, реалистом до конца, ему не до фокусов. Поэтому он суров и строг. Он рыцарем стоит на страже русского стиха, ненавидит все эти "дыр-бул-щир"«.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened