mint_lavender (mint_lavender) wrote,
mint_lavender
mint_lavender

Categories:

Пожалуйста, подскажите лучший роман 21 века

IMG_7524

Подскажите мне, пожалуйста, лучший, на Ваш взгляд, роман 21 века. Ищу что-то по силе сравнимое с "Войной и Миром" Л. Н. Толстого:

" В плену, в балагане, Пьер узнал не умом, а всем существом своим,
жизнью, что человек сотворен для счастья, что счастье в нем самом, в
удовлетворении естественных человеческих потребностей, и что все несчастье
происходит не от недостатка, а от излишка; но теперь, в эти последние три
недели похода, он узнал еще новую, утешительную истину -- он узнал, что на
свете нет ничего страшного. Он узнал, что так как нет положения, в котором
бы человек был счастлив и вполне свободен, так и нет положения, в котором бы
он был бы несчастлив и несвободен. Он узнал, что есть граница страданий и
граница свободы и что эта граница очень близка; что тот человек, который
страдал оттого, что в розовой постели его завернулся один листок, точно так
же страдал, как страдал он теперь, засыпая на голой, сырой земле, остужая
одну сторону и пригревая другую; что, когда он, бывало, надевал свои бальные
узкие башмаки, он точно так же страдал, как теперь, когда он шел уже босой
совсем (обувь его давно растрепалась), ногами, покрытыми болячками. Он
узнал, что, когда он, как ему казалось, по собственной своей воле женился на
своей жене, он был не более свободен, чем теперь, когда его запирали на ночь
в конюшню. Из всего того, что потом и он называл страданием, но которое он
тогда почти не чувствовал, главное были босые, стертые, заструпелые ноги.
(Лошадиное мясо было вкусно и питательно, селитренный букет пороха,
употребляемого вместо соли, был даже приятен, холода большого не было, и
днем на ходу всегда бывало жарко, а ночью были костры; вши, евшие тело,
приятно согревали.) Одно было тяжело в первое время -- это ноги.
Во второй день перехода, осмотрев у костра свои болячки, Пьер думал
невозможным ступить на них; но когда все поднялись, он пошел, прихрамывая, и
потом, когда разогрелся, пошел без боли, хотя к вечеру страшнее еще было
смотреть на ноги. Но он не смотрел на них и думал о другом.
Теперь только Пьер понял всю силу жизненности человека и спасительную
силу перемещения внимания, вложенную в человека, подобную тому спасительному
клапану в паровиках, который выпускает лишний пар, как только плотность его
превышает известную норму.
Он не видал и не слыхал, как пристреливали отсталых пленных, хотя более
сотни из них уже погибли таким образом. Он не думал о Каратаеве, который
слабел с каждым днем и, очевидно, скоро должен был подвергнуться той же
участи. Еще менее Пьер думал о себе. Чем труднее становилось его положение,
чем страшнее была будущность, тем независимее от того положения, в котором
он находился, приходили ему радостные и успокоительные мысли, воспоминания и
представления"
Tags: florida, Лев Толстой, книги, поговорим, цитаты
Subscribe

  • Лето в Майами

    К нам идет ураган Дориан. Обещает здесь быть в понедельник. Сейчас это ураган четвертой категории. Мы не особо беспокоимся, самое неприятное то, что…

  • Ирма - последствия

    Дали wi–fi! Сама я еще нигде не была, потому что на улице жарко, а дома кондиционер, но муж выходил выносить мусор и сфотографировал окрестности. Так…

  • (no subject)

    В три часа ночи нам вернули электричество и это главная новость. Wi-fi пока так и не вернули. Знакомые и родители по прежнему без света, школы…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 88 comments

  • Лето в Майами

    К нам идет ураган Дориан. Обещает здесь быть в понедельник. Сейчас это ураган четвертой категории. Мы не особо беспокоимся, самое неприятное то, что…

  • Ирма - последствия

    Дали wi–fi! Сама я еще нигде не была, потому что на улице жарко, а дома кондиционер, но муж выходил выносить мусор и сфотографировал окрестности. Так…

  • (no subject)

    В три часа ночи нам вернули электричество и это главная новость. Wi-fi пока так и не вернули. Знакомые и родители по прежнему без света, школы…